» » Эпоха перемен

Эпоха перемен


Эпоха переменСейчас в Украине происходят события, которые наверняка войдут в историю. Это непростое время для каждого гражданина страны. Многие украинцы находятся в состоянии психологического стресса. Как изменяется психика людей в условиях военного гражданского противостояния, и каковы пути решения проблемы? На вопросы редакции «Участковый Врач» ответил Олег Созонтович Чабан, д. мед. н., профессор, академик АНВО Украины, психолог, психотерапевт, психиатр, проф. кафедры общей и медицинской психологии и педагогики НМУ им. А. А. Богомольца, зав. отделом пограничных состояний и соматоформных расстройств унии социальной и судебной психиатрии и наркологии МЗ Украины.

Эпоха перемен— Олег Созонтович, как вы оцениваете влияние политической ситуации в стране на психологическое состояние населения? Правда ли, что нестабильность и беспокойство вызывают у людей стресс и провоцируют развитие страхов и депрессий?
— Любые социальные катаклизмы приводят к тому, что возникает социальная тревога. Социальная тревога — это ещё не клиническая тревога. Клиническая тревога — это уже патология. Как, например, генерализованное тревожное расстройство, тревожно-депрессивное расстройство и так далее. Но социальная тревога — это социальное переживание любого здорового человека, который просто думает, смотрит, анализирует, получает массивное влияние со стороны масс-медиа. Это создает фон, на который достаточно легко могут попасть другие факторы, чтобы перевести эту социальную тревогу даже в клиническую. Поэтому, если в стране, как, например, в Украине, происходят какие-то катаклизмы, и каждый день народ муссирует тему — будет ли война, то понятно, что ничего хорошего не возникает. Но кто-то компенсирует это наличием целенаправленной деятельности: приходит на работу и занимается пациентами. Другие «подливают масло в огонь»: получают все больше этой тревожной информации, распространяют ее, усугубляя напряженность, как в своем состоянии, так и состоянии других людей. В сочетании с имеющимися хроническими заболеваниями, это приводит к обострению ситуации в отношении здоровья отдельного человека. Может обостряться любое значимое заболевание – символ (к таким «символам» относят инфаркт миокарда — символизируется со смертью, онкология — с приговором о неизлечимости, сумасшествие — с катастрофой на всю жизнь). Поэтому, однозначно, ситуация в стране приводит к тому, что растет количество тревожных расстройств.

— Олег Созонтович, правда ли, что после событий на Майдане люди стали более агрессивными и подозрительными?
— Нет, не правда, потому что вопрос стоит очень широко. Необходимо уточнить, о каких конкретно людях идет речь. О тех, которые стояли на Майдане? Или в целом народ стал более подозрительным и агрессивным? Я думаю, что события Майдана не сделали людей более подозрительными и агрессивными. А вот неразбериха, отсутствие контроля, которые сложились после Майдана, может приводить к тому, что люди становятся растерянными. Тогда вступает в силу инстинкт самосохранения. Высшее руководство страны не знает, как влиять на происходящее. Это, естественно, вызывает тревогу. Поэтому точнее слово не «подозрительность», а слово — «ненадежность». Но, в то же время, ситуация внешней агрессии, как никогда, консолидировала людей.

— Олег Созонтович, что Вы, как специалист, порекомендуете людям, испытавшим стресс от событий на Майдане, чтобы справится с постоянной тревогой и напряжением?
— Тревога и напряжение — это ситуация автоматическая, которая возникает как нормальная реакция на психотравмирующий фактор. Если ее не было, это было бы странно. На Майдане работали, жили и воевали не роботы, а люди. Поэтому они должны были дать эмоциональные реакции в диапазоне от слез и тревоги до агрессии, что является абсолютно логичным. Другое дело, чем все это заканчивается. Ситуация Майдана порождает психологические расстройства, в том числе острые стрессовые расстройства (ОСР). И это я вижу в клинике, где мы консультируем такие случаи. Проходит какое-то время, и острые стрессовые расстройства, в случае отсутствия профессиональной психологической помощи, приводят к еще более непонятному состоянию, которое называется посттравматическое стрессовое расстройство. Как правило, оно возникает примерно через полгода, и может длиться всю жизнь. Так вот, вопрос относится ни к той ситуации, которая есть сейчас, а к той, которая будет. А возникнет она тогда, когда станет ясным ответ на такой банальный запрос — за что люди погибали? Стоила ли цель человеческих жертв? Если станет понятно, что людскими жизнями было оплачено достижение высших ценностей народа, то посттравматическое стрессовое расстройство не будет так развиваться. В противном случае, развитие посттравматических расстройств у участников и свидетелей событий на Майдане станет неизбежным.

— Олег Созонтович, правда ли, что после таких событий, стрессовых для всего населения, увеличивается число суицидов?
— Нет, оно не увеличивается непосредственно в дни действия самого психотравмирующего фактора. Это будет происходить потом, если у людей не будет выхода переживаний в рамках посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Людям
нужна перспектива их дальнейшего существования, иначе такое расстройство чревато алкоголизацией. ПТСР — алкоголизация, наркотизация, депрессия, делинквентное поведение (антиобщественное противоправное поведение индивида, воплощённое в его проступках, наносящих вред как отдельным гражданам, так и обществу в целом — Прим. ред). Поэтому напрямую связать события на Майдане с возможностью роста суицидов нельзя.

— Олег Созонтович, верно ли то, что мы только через полгода год пожнем истинные масштабы той трагедии? И только в том случае, если за полгода, которые нам отведены, наше правительство не сделает что-то такого, чтобы оправдать жертвы на Майдане и создать перспективу.
— Да, именно так – создать перспективу. Я не скажу, что через полгода тут будут европейские дороги и у всех зарплата будет в два раза выше. Но я точно буду знать, что мы движемся к этому, если я вижу, что для этого все делается: искореняется воровство и коррупция. Страна уверенно идет к тем европейским ценностям, в борьбе за которые вышел народ на Майдан. Когда создается перспектива, когда человек получает больше возможностей и может верить, что при преодолении временных трудностей он будет вознагражден достойной жизнью в своей стране, тогда это амортизирует негативные эмоции и переживания, которые человек испытывает в настоящее время. Главное, что предохраняет от развития ПТСР — это цель. Наличие цели делает человека конструктивным. А при отсутствии таковой начинается поиск стимуляторов и сублиматоров. Алкоголь, наркотики, депрессии, остановка жизни — и закономерно трагический, позорный финал.

— Олег Созонтович, какие вы могли бы дать рекомендации волонтерам, которые, не являясь профессиональными врачами, помогали медикам спасать жизни пострадавших. Они столкнулись с сотнями раненных и убитых. Некоторые активисты из «небесной сотни» умирали на их глазах. Как этим людям вернуть душевное равновесие?
— Это люди относятся ко второй зоне поражения. Поражения — имеется ввиду, психотравма. К первой зоне относятся непосредственные участники военного противостояния, а ко второй — люди, которые оказывали им помощь. Их сознание точно также фиксировало картинки происходящего, и они являются такими же пострадавшими от действия острого психотравмирующего фактора. Я работал с теми, кто оказывал помощь, проводил супервазионные группы с психологами, медицинскими психологами, и я знаю, в каком психологическом расстройстве они находились. Хотя их профессия способствовала удержанию душевного состояния под контролем, однако врачи и волонтеры — тоже люди, и подвержены влиянию тех же факторов, что и население. Вне всякого сомнения, все участники событий на Майдане - раненые в душу. Как им вернуть душевное равновесие? Главное — найти цель их жизни, дальше работать. Мы все проходим через потери, и, если человек видит смысл этих потерь, то начинает двигаться дальше. Есть прекрасное четвертое свойство памяти — забывать. Продуктивная человеческая жизнь невозможна без того, что мы со временем забываем как хорошее, так и плохое. Это абсолютно нормально, жизнь продолжается.

— Олег Созонтович, что бы вы порекомендовали нашим читателям для восстановления душевного покоя и преодоления стресса, которому сегодня подвержены практически все жители страны?
— Читать наши книги и ваш журнал. Находить цель своей жизни и не думать, что она такая всеобщая и всемерная. Я вот пишу минирассказы, которые психотерапевтичны сами по себе, и тем самым дарю пациентам возможность как-то реагировать. Моя цель — это, конечно, моя работа и моя семья. Каждый должен найти свою цель в этой жизни.

— А вот с профессиональной точки зрения?
— С профессиональной точки зрения – вовремя обращаться к специалисту, если человек чувствует, что не может справиться самостоятельно. И однозначно, не применять бездумно антидепрессанты и транквилизаторы. Особенно остерегайтесь решать проблемы таким транквилизатором, как алкоголь. Он всегда приводит к усугублению проблемы. И, кстати, суициды в основном совершаются в состоянии опьянения. Поэтому будьте внимательны к себе, свои близким, своим пациентам. Распознавайте вовремя признаки психологических расстройств и оказывайте квалифицированную помощь, обращайтесь за помощью и находите цели — они обладают самым мощным реабилитационным действием.

Беседовала Екатерина Васютина

Информация
Для того, чтобы оставить комментарий, нужно зарегистрироваться на сайте и войти под своим логином.
Опрос

Каким лечебным учреждениям вы отдаёте предпочтение?